Ценная архитектура XX века. Промежуточный итог

30.12.2016 | 15:29

Культурное наследие – это наше национальное богатство. Ценя и охраняя его, мы отстаиваем свое самосознание. Мы стали больше ценить архитектурное наследие ХХ века, его сохранение и взятие под защиту – тема, в которой все успешней наводится порядок. На днях в список объектов, находящихся под охраной как памятники старины, добавилась Линнамяэская гидроэлектростанция, спроектированная в 1917 году известным финским инженером Акселем Вернером Юселиусом. Эта гидроэлектростанция является выдающимся образцом промышленной архитектуры Эстонии. О том, как зарождаются эти решения и какова нынешняя ситуация, расскажет советник по охране памятников старины Министерства культуры Лийна Янес. 
    • Share

Культурное наследие – это наше национальное богатство. Ценя и охраняя его, мы отстаиваем свое самосознание. Мы стали больше ценить архитектурное наследие ХХ века, его сохранение и взятие под защиту – тема, в которой все успешней наводится порядок. На днях в список объектов, находящихся под охраной как памятники старины, добавилась Линнамяэская гидроэлектростанция, спроектированная в 1917 году известным финским инженером Акселем Вернером Юселиусом. Эта гидроэлектростанция является выдающимся образцом промышленной архитектуры Эстонии. О том, как зарождаются эти решения и какова нынешняя ситуация, расскажет советник по охране памятников старины Министерства культуры Лийна Янес.

Ценная архитектура XX века. Промежуточный итог

Почему Горхолл состоит под охраной как памятник старины, а национальная библиотека нет?  Возьмут ли под охрану развалины бывших колхозов и Мустамяэ? Эти вопросы работник охраны памятников старины слышит постоянно, когда речь заходит о новом наследии. Хотелось бы узнать, на основании каких соображений делается выбор.

Поскольку в последние годы исследование и охрана архитектуры XX века велись очень активно, настало время подвести промежуточный итог. Кроме того, в области охраны памятников старины разъяснения того, как рождаются решения, никогда не бывают лишними.

В 2016 году под охрану государства взято в общей сложности 30 новых памятников: 22 затонувших судна, один иконостас и семь зданий. Два здания были удалены из списка. Эти семь зданий были признаны памятниками в результате исследовательского проекта по архитектуре XX века. В ходе исследования архитектура прошлого столетия (точнее, периода 1870–1991 годов) была тщательно проанализирована, кроме того, при помощи сравнительного анализа были найдены объекты, характерные для строительного искусства XX века с точки зрения архитектурного стиля, типологии здания, исторического значения и тому подобного. Целью ближайших лет является внесение этих объектов в список памятников на основе предложений, сделанных в данном проекте.

Отобранные объекты. В ходе исследования из более чем 3000 объектов было отобрано 114 строений. На сегодняшний день из них взяты под охрану одиннадцать, но уже и они, начиная с царского времени дома конфирмации Кулла в Мульгимаа (построенного в 1902 году) и до самого молодого на настоящий момент памятника, Дома культуры Пайде (1987 г.), дают представление о целом столетии. Совсем скоро к списку прибавятся три железнодорожных станции: в Тапа, Нарве и Валга. И если железнодорожная станция Тапа относится к ранним десятилетиям (1870) исследования, то железнодорожные станции в Нарве и Валга представляют собой грандиозные здания вокзалов сталинского периода.

В число предложений входит и церковь Кунда (1928). Можно подумать, что церковная архитектура давно уже исследована «от и до» и сюрпризов не предвидится, однако, всё же находятся очень ценные, необыкновенные, достойные сохранения храмы, не находящиеся под охраной. Убранство церкви Кунда находится под защитой в основном как памятник искусства, однако, само здание церкви не охраняется. Спроектированная архитектором Эрнстом Густавом Кюхнертом церковь – наглядный пример традиционализма 1920-х годов. Из всех церквей, представляющих этот стиль, до сих пор была взята под охрану только одна, находящаяся в Таллинне на Мере-пуйестеэ, хотя в 1920-е и 1930-е годы в Эстонии было построено более 100 церквей.

Очень характерным для своего времени является «Объект 88», или радиостанция Лайтсе (1947–1950). Она служила важным объектом связи и была разработана отделом проектирования Министерства связи СССР, а аппаратура (средневолновой передатчик) была получена из Венгрии как репарационное имущество. Абсолютно технической функции была придана торжественная форма и классический дизайн: железобетонный каркас укрывают симметричные фасады из плитняка.

Среди предложений немало архитектуры советской эпохи. Это вполне понятно, поскольку в сравнении с царским временем и периодом республики таких памятников в списке до сих пор довольно мало. Например, в городе Тарту до сих пор нет ни одного здания советской эпохи, удостоенного охраны. В скором времени планируется исправить эту ошибку, занеся в список библиотеку Тартуского университета (1976–1982).

Прижизненный памятник. Любопытным объектом «молодого» наследия являются творения по сию пору работающих архитекторов и дизайнеров интерьера, если назвать несколько имен – Тоомаса Рейна, Ирины Рауд и Майта Сумматавета. Все они участвовали в процессе взятия своего творчества под охрану и положительно к этому отнеслись.

Из типичного творчества Тоомаса Рейна сейчас под охраной находится пожарное депо в Вильянди и административное здание Rapla KEK. В стадии подготовки ещё одно здание –центр колхоза «Линда» в Вырумаа. Здание Rapla KEK является одним из знаковых зданий советского периода, но оно же единственное, признание которого памятником, к сожалению,  сопровождается судебным процессом. Предмет спора состоит не в том, обладает ли здание культурной ценностью, а в том, сбалансированы ли сопровождающие статус памятника ограничения в отношении конкретного дома с частными интересами. Решением суда первой инстанции признание здания памятником отклонено. Решение суда второй инстанции должно выясниться к моменту публикации данной статьи. Это важный спор, и он ещё раз демонстрирует, сколько аспектов нужно учитывать в деле охраны памятников старины.

Идеалы и предрассудки. Один из предрассудков, до сих пор встречающийся в разговоре об архитектуре советского времени – это вопрос о том, действительно ли будут взяты под охрану колхозные центры. Для историков архитектуры «колхозный пейзаж» не звучит как оскорбление. Благодаря мощным амбициозным колхозам в 1960-х и 1970-х годах родилось несколько архитектурных новшеств. Сердцем крупных хозяйств и результатом их процветания стали конторы-клубы, которые спроектировали выдающиеся архитекторы того времени.  В 1970-х годах в колхозах начали и реставрировать историческую архитектуру. К сожалению, многие шедевры прошлого были уничтожены или разрушены. Одним из немногих, сохранившихся хотя бы снаружи, является как раз здание центра колхоза «Линда». Если причислить к колхозной архитектуре и здания строительных контор хозяйств, по существу являющиеся офисными зданиями, то мы получим ещё несколько кандидатур. 

Интересно, что сталинская архитектура с точки зрения культурного наследия реабилитирована, а сложности вызывает скорее рецепция архитектуры 1980-х годов. Сейчас под охраной как памятники старины находятся четыре дома 1980-х годов: более ранним является Таллиннский городской холл, более новыми – Дом культуры Пайде, театр «Угала» и автовокзал Курессааре. Министерство культуры и Департамент охраны памятников старины активно публиковали информацию об этом проекте. Обратная связь показывает, что легко и популярно считать памятником деревянное школьное здание с маленькими квадратными окошками, однако взятие под охрану Дома культуры Пайде для многих является непонятным.

В идеале совокупность памятников даёт обзор нашего национального богатства. Если хотите, ее можно назвать физическим архивом ценных вещей, расположенных по всей Эстонии. Для того чтобы дорасти до основательно взвешенного представительного списка, он должен включать и лучшие образцы новейшей архитектуры Эстонии. Кажется, их очень много, они в порядке и спешить некуда. На самом деле цикл перестройки зданий ещё короче. Добавим сюда небывалое развитие регионов и желание избавиться от всего советского, и всё это в конечном итоге приведёт к ситуации, когда подлинный вид характерных для прошлого века типов зданий,  таких как колхозный центр, дача с баней или валютный магазин, можно будет найти скорее в книге или архиве.

В 2014–2016 годах под охрану было взято одиннадцать зданий XX века. Каждое решение рассматривалось на фоне более широкого контекста: есть ли они и сколько  таких домов в Эстонии; которые из них лучше сохранились или более «жизнеспособны», находится ли какой-либо объект уже под охраной и т.д.
Дом конфирмации Кулла, 1902 г. Исторический дом конфирмации; характерная для Вильяндимаа кирпичная архитектура историцизма; региональный дворец культуры, играющий значительную роль в истории региона как школа и дом конфирмации.

Школа Таэбла, Артур Пэрна, 1929 г. В виде исключения сохранившееся в подлинном виде традиционное школьное здание, одна из самых больших деревянных школ Эстонии.

Автовокзал Локса, архитектором считается Эльмар Лохк, 1939 г. Первое в Эстонии здание, построенное именно как автовокзал. Единственный автовокзал, построенный до Второй мировой войны. Уникальная архитектура с влияниями ар-деко и функционализма.

Гидроэлектростанция Тудулинна, 1950 г. Целостный комплекс дамб и пешеходных мостов, выполняет первоначальную функцию. Была построена в 1940-х годах ударным методом. Олицетворяет собой электрификацию сельских районов и ее значение в советский период.

Учебный корпус и корпус питания спортивной базы Кяэрику, Пеэтер Тарвас, Уно Тёльпус, 1962 г. Хорошо сохранившийся образец мягкого модернизма, популярного в 1960-х годах в странах Северной Европы. Представитель лучших образов творчества этих архитекторов, в своё время очень популярный тренировочный центр.

Спортивный корпус спортивной базы Кяэрику, Пеэтер Тарвас, Уно Тёльпус, 1970 г. Часть того же комплекса свободной планировки.

Театр «Угала», Ирина Рауд, Инга Орав, Калью Лутс, 1981 г. Выдающийся пример позднего органического модернизма, пластически расчлененный, соотнесенный с ландшафтом. Сохранился оригинальный дизайн интерьера (дизайнер интерьера – Майт Сумматавет).

Административное здание Rapla KEK, Тоомас Рейн, 1977 г. Восьмиугольная ступенчатая пирамида. Целостный интерьер, экстерьер и ландшафтный дизайн. Относится к лучшим образцам колхозного зодчества.

Пожарное депо в Вильянди, Тоомас Рейн, 1977 г. Скульптурное архитектурное решение, визуальная доминанта городского пространства. Один из лучших образцов творчества Тоомаса Рейна.

Автовокзал Курессааре, Майэ Пеньям, 1984 г. Мощные материалы, свойственные эпохе, и форма, адаптированная к контуру Старого города. Действующий по сей день автовокзал.

Дом культуры Пайде, Ханс Кылль, 1987 г. Полностью сохранившийся объём и внешний вид, сохранилось и внутреннее оформление стиле постмодернизма.

Линнамяэская гидроэлектростанция является выдающимся образцом промышленной архитектуры Эстонии. Плотину спроектировал известный финский инженер Аксель Вернер Юселиус в 1914 году, построили её в 1922–1924 годах. Культурная ценность плотины проявляется в высококачественном масштабном инженерно-техническом решении. По завершении строительства сооружение Линнамяэской плотины было признано самым красивым промышленным зданием Эстонии.

 

*Статья публиковалась в культурной газете «Sirp» (16 декабря 2016 г.).

 

Liina Jänes

Kultuuriministeeriumi muinsuskaitsenõunik