5 вопросов. Эксперт в области охраны памятников старины Рийн Алаталу: пришло время изменить ситуацию

23.12.2020 | 12:45

Эксперт в области охраны памятников старины Рийн Алаталу была избрана вице-президентом самой влиятельной в мире экспертной организации в области охраны памятников старины ICOMOS (Международный совет памятников и достопримечательностей). Мы поинтересовались, что такое ICOMOS и какие темы сферы охраны памятников старины наиболее близки Рийн Алаталу.
    • Share

Эксперт в области охраны памятников старины Рийн Алаталу была избрана вице-президентом самой влиятельной в мире экспертной организации в области охраны памятников старины ICOMOS (Международный совет памятников и достопримечательностей). Мы поинтересовались, что такое ICOMOS и какие темы сферы охраны памятников старины наиболее близки Рийн Алаталу.

Какие задачи стоят перед вице-президентом ICOMOS?

ICOMOS - всемирная организация экспертов в области охраны памятников старины, насчитывающая более 10 000 членов, и я была избрана одним из пяти вице-президентов.

ICOMOS наиболее известен как консультативный орган Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, однако значение работы с объектами наследия на местах растет с каждым годом. Есть страны, где интересы государства ограничиваются лишь всемирным наследием, однако на деле это лишь малая часть ценностей.

Всемирное наследие во многом связано с индустрией туризма, которая в настоящее время переживает трудные времена. Старый город Таллинна, ставший монофункциональным, когда его покинули официальные учреждения и жители, по той же причине оказался на грани краха. С другой стороны, эти места годами страдали от нещадной эксплуатации наследия, так как большая часть оригинального и ценного была принесена в жертву для обслуживания растущего числа туристов. Пришло время пересмотреть экономические ожидания. У экспертов в области охраны памятников старины появился шанс изменить положение дел.

Я не буду говорить о войнах, политике и бизнес-интересах, но приведу пример на человеческом уровне. В прошлом году я была в Кыргызстане, проводила тренинг для управляющих объектами Шелкового пути, внесенных в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Во всем мире существует множество образцов планов охраны объектов. Их довольно легко адаптировать и принять, не вдаваясь в обстоятельства. Это дает ощущение, что все требования соблюдены. Когда я спросила, что вас больше всего беспокоит, первый ответ был, что это местные жители!

Их представление было таково, что гигантский исторический город – объект археологического наследия, который находится, по сути, в степи, предназначен только для туристов, потому что это объект всемирного наследия. Моя энергия ушла в основном на то, чтобы научить слушателей, как вовлекать сообщество, как находить точки соприкосновения вместо конфронтации и быть полезными друг другу. Музей, например, запретил местным жителям пасти овец на своей большой территории, а при этом платил огромные суммы за стрижку газона, но не только ради красоты, а потому что сухая трава запросто может стать причиной пожара.

Как Эстония выглядит по сравнению с другими странами с точки зрения охраны наследия?

Если сравнивать с ситуацией двадцатилетней давности, то неплохо. Люди относятся с уважением к историческим зданиям. Сотрудничество между министерствами или органами местного самоуправления должно быть во много раз лучше. Сегодня возводить новые здания и не использовать старые - расточительство. Например, в настоящее время в Кейла сносят ценное здание Harju KEK и строят новое здание школы. Здесь можно было бы найти множество решений, не только взаимовыгодных, но и благоприятных для окружающей среды и наследия. Проблема того, что инвестирование в одну область наносит ущерб другим, существует не только в Эстонии.

Особенность Эстонии состоит в том, что очень большая часть памятников старины находится в частной собственности, потому что государство и самоуправления от них отказались. Многие из них настолько масштабны, что для их содержания и приведения в порядок требуется помощь государства. У нас пока слишком много безответственных владельцев, но много и тех, кто в порядке миссии купили объект культурного наследия в очень плохом состоянии, и их деятельность нужно поддержать.

На международном уровне мы известны с точки зрения охраны архитектуры ХХ века, несмотря на тот факт, что согласно инвентаризации, проведенной около десятка лет назад, до сих пор под охрану взята лишь малая часть великолепных зданий. У нас еще много строений, которыми можно гордиться, таких как колхозные центры Пыдрангу или Тсору, их заброшенное состояние удручает.

Вы много лет проработали в области охраны памятников старины в различных учреждениях и на различных должностях. Откуда это призвание?

Я попала в среду защитников культурного наследия в раннем подростковом возрасте, вступив в ряды движения «Родной город». Первые клубы по охране памятников старины начали создаваться, когда я поступила в Тартуский университет. Как студенты-историки, мы способствовали основанию Общества охраны памятников старины, а также принимали участие в организации легендарных Тартуских дней охраны памятников старины в 1988 году.

Я родилась в семье, где забота о культурном наследии была насущной темой, в бережно хранимой и стильной исторической среде. Моя бабушка была активистом народного танца и хорового движения, я тоже пою в хоре. Я выросла в доме, где дедушка устраивал встречи однокурсников по студенческому обществу. Этот опыт также помог мне в 1988 году, когда мы воссоздали Эстонскую ассоциацию студенток.

Но что-то в области охраны культурного наследия должно вызывать особые эмоции?

Таких тем много, поскольку когда-то, возглавляя отдел надзора Департамента охраны памятников старины, нужно было внимательно изучить все виды культурного наследия.

Меня очень увлекает повседневная среда обитания людей: исторические пригороды, деревни и хутора. Меня часто спрашивают, когда выйдет новая книга из серии о видах строений. «Таллиннский дом», «Дом лендера», «Сталинский дом», «Дом в стиле функционализма» и «Послевоенный индивидуальный дом», выпущенные совместно с коллегами из Департамента охраны памятников старины, повысили осведомленность людей об исторических зданиях больше, чем любая планировка, несмотря на формат буклета. Мы планируем выпустить пару новых книг.

В последние годы я много работала с усадьбами. Это большое счастье, что почти 70 школ работают в зданиях усадеб, поскольку это совершенно уникальная учебная среда. Я также по мере сил стараюсь консультировать частных владельцев, стремящихся выполнять свою миссию. Я думаю, что ассоциации владельцев усадеб, а также, например, владельцев мельниц, имеют все более широкие возможности не только представлять своих членов, но и поддерживать хозяйственную деятельность друг друга. На мой взгляд, ассоциации также должны более тесно сотрудничать со своими ближайшими соседями. В глобальном контексте мы не так уникальны, как нам кажется.

Что принесет новый, 2021 год?

Работа ICOMOS носит добровольный характер и поэтому не приводит к существенным изменениям. Как доцент кафедры охраны и консервации памятников старины Эстонской академии художеств, я продолжаю готовить следующие поколения специалистов в области охраны культурного наследия Эстонии. Я надеюсь, что наша образовательная работа будет носить все более международный характер.

Спасибо, Рийн Алалталу, желаем успехов!